Транскрипция интервью Russia Today, фрагмент беседы

05 Ноябрь 2013
Транскрипция интервью Russia Today, фрагмент беседы

Дотошный ведущий расспросил чилийского психиатра и мудреца Клаудио Наранхо обо всем - об эросе, сексе, гедонизме, боли и преодолении страдания.

 

Как не впасть в гедонизм? Удовольствие – это что-то положительное, это нечто внутри нас. Но также существуют и обязательства. За последние 30 лет количество разводов значительно увеличилось. Каким образом, с одной стороны, получить удовольствие, а с другой – следовать порядку, как совместить удовольствие и дисциплину?

Клаудио Наранхо: Сочетание удовольствия и дисциплины очень важно, это главная задача воспитания. С одной стороны, необходима свобода (одна из самых важных человеческих ценностей), с другой стороны, необходимо превзойти самого себя, чтобы не быть рабом собственных желаний. Это то, что греки называли аполлоновским и дионисийским началом. Они говорили, что должно быть равновесие между спонтанностью, хаотичностью и контролем, сдержанностью. Гедонизм и полностью отдаваться удовольствию – это разные вещи. Гедонизм - это как соска, которую дают ребёнку. Он близок к эгоизму. Кто-то скажет, что эгоист - это тот, у которого большое Эго. Но на самом деле это тот, кто ищет себя, т.к. он потерял смысл своего существования. Мы как будто ищем самих себя, заполняя пустоту в нашей душе многими вещами.

 

Когда в нашей душе пусто и приходит страдание, боль, как мы с этим справляемся?

К. Н.: Существует культура, согласно которой необходимо, чтобы наши желания были исполнены. Гурджиев, русский мыслитель начала 20 века, которого мне нравится описывать как русского Сократа, говорил, что работа над собой должна сопровождаться сознательным страданием. Он имел в виду, что работа над собой - это тяжёлый труд, это что-то вроде чистилища. Необходимо научиться принимать боль. Есть бессмысленная боль, и её достаточно, но также есть и полезная боль, боль, способствующая развитию личности.

 

В чем разница между бессмысленной и полезной болью?

К. Н.: В «Божественной комедии» Данте ад отличается от чистилища: ад представляет собой замкнутые круги, чистилище имеет вид спирали. При подъёме на Священную гору, символ «Божественной комедии», необходим труд. Но также присутствует и ощущение движения вперёд, чувствуется, что усилия имеют какой-то смысл. Тело знает (даже когда применяются болезненные техники массажа, как например, метод Иды Рольф), что хоть и больно, но полезно

 

Сейчас вы говорите о страдании в теории, но вы также испытали его на практике. Каким образом вы противостояли боли, связанной со смертью вашего сына?

К. Н.: Не могу сказать, что горжусь тем, что узнал, что значит страдать. Мне пришла в голову в хорошем смысле безумная мысль, что эта боль открыла мне сердце. Я был не очень ласковым человеком, редко выражал свои чувства, пока не умер мой сын. Я искал чего-то, но не очень умел любить, поэтому своему сыну я не уделял достаточного внимания. Он проводил своё время с мамой или со мной, но когда он был со мной, мне всегда был нужен кто-то рядом, кто бы занимался им. Когда он умер, я, оглядываясь в прошлое, понял , сколько ему не хватало, сколько я потерял , недостаточно любя его. Это повлияло на всю мою жизнь.

 

Вы не чувствуете себя виноватым? Ведь это так свойственно нам, людям, – в любой момент может появиться чувство вины.

К. Н.: Да, единственный смысл, который я нашёл в смерти моего сына – это то, что это произошло, чтобы разбудить меня. Как будто бы он пришёл в этот мир с миссией – появиться в моей жизни как комета и разбудить меня. И это вызвало у меня чувство вины. Сейчас я уже не могу судить об этом. То, что я говорил себе – это «мне остаётся играть мою роль», я должен был продолжать этот путь, относясь с уважением к этому удару, я чувствовал себя как цыплёнок, вылупившийся из яйца. Это начало. Это обретёт смысл. Придание смысла смерти моего сына явилось большой движущей силой для меня и наполнило смыслом мою жизнь.

 

Кажется, мы учимся чему – то благодаря ударам судьбы. Это не то, что нам нравится, но, возможно, заставляет проснуться.

К. Н.: Я много раз спрашивал людей, что им принесло самую большую пользу в жизни. Болезненные события, разочарования, потери, смерть других, как правило, способствуют пробуждению людей. Не знаю, возможно ли глубокое изменение человека без прохождения через боль и без жертв.

 

Полную версию интервью с Клаудио Наранхо Вы можете посмотреть у нас на сайте в разделе Аудио и Видео

Источник: Russia Today