НАШИ ПАРТНЕРЫ:

logo2 test

Эннеатип № 9: Лень или «Плывущий по течению»

 

Общая характеристика: Страсть к комфорту и сверхприспособляемость

Слова «лень» и «праздность», коими Ичазо описывал основную страсть и фиксацию, определяют эннеатип № 9. Вместо латинского термина «accidia», означающего «этот грех», было в свое время введено слово «медлительность». Профессор чилийского университета Джанини пишет: «То, что Святой Фома, Григорий Великий, Святой Исидор, Касьян определяли как accidia, на самом деле очень сложный феномен, далекий от современных переводов этого слова, таких как недостаточность мотивации действия». Accidia означает, скорее, ленность психическую и духовную, нежели тенденцию к бездействию. О такой духовной лени можно говорить в связи с людьми, забывшими Бога, это глухота по отношению к духу и утрата чувства бытия до такой степени, когда человек этого не замечает, это — духовное огрубение. В психологическом плане accidia проявляется как утрата внутреннего мира, отказ видеть и принимать изменения. Комбинация утраты внутреннего мира и сопутствующих ей уступчивости и самоотречению приводит к синдрому добродушной удобной «приземленности», которая может разрастись до буквальности и узости.

Эннеатип № 9 — это не просто тот, кто не научился любить вследствие того, что ему было отказано в любви, но тот, кто забыл о своем разочаровании, благодаря психологической толстокожести, чрезмерному упрощению, психологической ампутации, которая превращает его в наименее чувствительный и наиболее стоический из характеров. (Эннеатип № 9 противостоит гиперчувствительным № 4 и № 5 типам внизу энеаграммы). Святой Фома говорил: accidia — это «грусть, заставляющая нас медлить в духовных поступках».

Эннеатип № 9 — это удовлетворенный и великодушный тип людей, чья «медлительность» проявляется не столько в антипатии к духовному, сколько в утрате внутреннего мира, отвращении к психологическим исследованиям и сопротивлении изменениям, что существует бок о бок с чрезмерной стабильностью и склонностью к консерватизму. Его девизом по отношению к себе и другим может быть — «Не дразни собак!».

 

Структура черт характера

 

Психологическая инерция

Один из концептуальных кластеров — «недостаточность внутреннего опыта», используя выражение Хорни. Это отсутствие огня, флегматичное отсутствие страсти. С этими терминами можно связать «наркотизацию» (также введен Хорни) и «толстокожесть» (обесчувствование с целью предотвратить «долгие страдания»). Интеллектуальное проявление защитной утраты внутреннего мира — отсутствие тонкости и воображения; эмоциональное соглашательство, омертвление чувств, что может быть как явным (в чрезмерно флегматичном характере), так и скрытым (при добродушном или веселом характере).

На уровне познания самым обманчивым аспектом является глухота личности к ее внутренним голосам — утрата инстинкта, хорошо скрытая за явной анимализацией (так же как псевдоспонтанность сексуальной и социальной свободы сосуществует с внутренним омертвлением). Нежелание видеть, нежелание соприкасаться с чьими-либо переживаниями сродни лености познания, затемнению чувств или внутреннего свидетельства личности. Наряду с таким затемнением познания в свете предоминантно активного характера существует черта, которую можно назвать «конкретизация», проявление которой варьирует от буквальности до чрезмерной приземленности. Это отношение Санчо Пансы к выживанию за счет тонкого и таинственного — утраты открытости ко всему неожиданному, к духовному.

 

Сверхприспособляемость

Духовная леность, или accidia — эту стратегию жизни и обобщенный взгляд на жизнь можно видеть в кластере, объединяющем «сверхадаптацию», «самоотречение», «пренебрежение собой», «невнимание к собственным нуждам» и «расположение к чрезмерному контролю». Я включил их в одну группу, так как невозможно приспособиться (не говоря уже о сверхприспособляемости) без способности держать себя в узде и подавлять собственные порывы.

Другие дескрипторы, относящиеся сюда же, — это «обдуманность» и «ответственность». Личности эннеатипа № 9 не единственные, кто в итоге «тащат груз», но надежные и великодушные, они готовы нести на своих плечах большую ношу. Если в большинстве случаев невозможность реализации идеала возлюбить ближнего своего как себя самого проистекает оттого, что себя любят больше, чем ближнего, то в эннеатипе № 9 ситуация противоположная: сверхприспособляемые люди откладывают достижение собственных благ и удовлетворение собственных потребностей в чрезмерной податливости требованиям и нуждам других. Легко понять связь между двумя вышеописанными чертами характера: чрезмерная адаптация к миру была бы слишком болезненна, чтобы выдержать ее без самоотречения.

 

Смирение

И самоотчуждение, и требующее самоотречения сверхприспособление подразумевают смирение — отказ от себя и отречение от себя и от жизни. Это как если бы личность придерживалась стратегии притворяться мертвым, чтобы остаться в живых, трагически становясь мертвыми для жизни во имя жизни.

 

Великодушие

С ориентацией на приспособление связана черта, которую можно описать как: «хороший характер», «доброта», «готовность помочь», «способность прощать», «сердечность», «дружелюбная жизнерадостность» и «экстравертная веселость циклотимика». Кажется, что такая веселость — это часть склонности принимать себя легко, чтобы не давить на других, так же как дружелюбие поддерживается способностью быть для других чем-то большим, чем для себя. Жизнерадостный и гипоманиакальный аспект висцеротоника был хорошо известен Диккенсу, который дал нам замечательный портрет мистера Майкобере в «Дэвиде Копперфильде». Сверхприспособляемая личность обычно любит детей, животных, получает удовольствие, копаясь в саду. По отношению к другим — это хороший слушатель, готовый помочь, сочувствующий и утешающий, возможно, сострадающий.

 

Заурядность

Личности эннеатипа № 9 часто описываются как непритязательные. Их самооценка обычно бывает низкой, что часто ведет к подавлению потребностей нарциссизма. Их желание превосходства и блистательности также невысоко, и они могут пренебрегать собственной внешностью. Характерная заурядность, обыкновенность и простота проистекают, очевидно, оттого, что эти люди отказались от попыток превосходить и блистать. Хотя и кажется, что личности этого характера оставили надежду на признание, в них присутствует глубокая и неосознанная жажда любви в их самоотреченном смирении и скрытом желании быть вознагражденными любовью. Чувство самоценности и чувство бытия в эннеатипе № 9 удовлетворяется не через одобрение, но, скорее, через косвенное соучастие, через жизнь других. Утраченная личность становится личностью через симбиоз с семьей, нацией, партией, клубом, командой и т.д. Мы можем говорить о внутреннем мире соучастия как на уровне чувств, семейном, так и на уровне больших групп.

 

Роботизированная привязанность к привычкам

Различные черты характера, проистекающие из упорядоченных дескрипторов, имеют свойство «роботизированности». Сверхприспособляемые люди — рабы привычек. Они связаны обычаем и регулярностью, что Шелдон наблюдал у висцеротоников вообще. Они чрезмерно поглощены сохранением собственного равновесия. Как следствие, они склонны к консерватизму и жестко следуют традициям. Эта же черта психологической инерции, как думается, подчеркивает чрезмерную привязанность к семье, к нормам «как положено делать». Все это базируется на страсти к комфорту (психологическому комфорту), приобретаемому за такую высокую цену, что практики биоэнергетики относят личности эннеатипа 9 к «мазохистическим».

 

Рассеянность внимания

Утрата внутреннего мира ведет в духовном плане к утрате тонкости сознания, уменьшению способности психологической проницательности, необходимой для поддержания чувства бытия.

Личности эннеатипа № 9 описывают себя как рассеянных, легко сбиваемых с толку, иногда обладающих плохой памятью. Мне кажется, что для эннеатипа № 9 обычное дело быть повсюду и попадать в разные истории. На это указывает и статистический факт связи между гибелью людей в автомобильных катастрофах и чрезмерной полнотой. Им трудно сконцентрироваться, что ведет к желанию уйти из центра событий на их периферию. Однако рассеянность внимания поддерживается намеренным стремлением личности к рассеянности, как если бы его побуждало желание не переживать или не видеть. Телевидение, газеты, шитье, кроссворд, головоломки и прочая аналогичного рода деятельность вместе со сном служат целям наркотизации, или «онемения чувств».

 

Экзистенциальная динамика

Так же, как внизу энеаграммы (№ 4 и № 5) осознанная экзистенциальная боль максимальна, вверху — в эннеатипе № 9, она минимальна. В эннеатипе № 9 даже сторонний наблюдатель не угадает утраты внутреннего мира личностью, так как она излучает удовлетворенность настолько, что кажется «на своем месте». Именно в этом и заключена особая характеристика тиковой обскуракции ленивых, сверхприспособляемых характеров — они слепы по отношению к самим себе. Их духовных поиск замещает эрудиция, путешествия, коллекционирование антиквариата.

Ранее я постоянно указывал на центральную позицию эннеатипа № 9 в энеаграмме характеров, что подчеркивает то, что корень всех патологий — в «забывании себя». Однако в эннеатипе № 9 — это передний план, и относительно небольшое количество компенсационных действий дает ощущение внутреннего здоровья личности, «псевдозрелости». Можно сказать, что эннеатип № 9 менее невротичен, чем другие характеры, и что его осложнения чисто духовные.

Одну из форм эннеатипа № 9 я назвал «сверхжизнелюбием»: поиск бытия в комфортности жизни живого существа и деятельности, связанной с выживанием. Такой человек может сказать: «Я ем, поэтому я существую». Другая форма — это поиск бытия через принадлежность. Для человека эннеатипа № 9 желания других — его собственные желания, а их радости — его собственная радость. Живя символически, он живет чужой жизнью. Он мог бы сказать: «Я твой, поэтому я существую», где «ты» может означать любимого человека, политическую партию, Пиквикский клуб и даже футбольную команду...

В целом, материальность и очевидность делает Санчо Панса нашей действительности самыми удовлетворенными «умиротворителями бытия». Его скрытность напоминает нам об осле Насреддина: рассказывают, что на отдаленном таможенном пункте видели, как Насреддин на своем осле снова и снова пересекает границу. Его заподозрили в перевозке контрабандных товаров, но ничего, кроме сена в седельных сумках, таможенники не нашли. Гораздо позже один из таможенных служащих вновь встретился с Насреддином: оба они жили уже в другой стране, и все обстоятельства того случая остались в прошлом. Он спросил Ходжу, что же он перевозил так хитро, что они его так и не смогли поймать. Ответ Насреддина был прост: «Ослов».