НАШИ ПАРТНЕРЫ:

logo2 test

Эннеатип 6: Страх или «Преследуемый преследователь»

 

Общая характеристика: Страх и подозрительность

Термины Ичазо для страсти и фиксации эннеатипа № 6 – это «робость» и «трусость». Робость можно принять для обозначения тревожного колебания или подавления действия из-за страха, но если это так, то это значение не отличается от значения слова «страх», которое я использую для обозначения главенствующих страстей этого характера. Как и в случае с гневом и другими эмоциями, необходимо отметить, что это важное положение не обязательно будет прямо проявляться в поведении. Оно может, напротив, проявиться в чрезмерно компенсирующей сознательной позе героизма.

Более характерным, чем страх и трусость, может оказаться наличие тревоги – производного от страха чувства, которое можно охарактеризовать как страх без осознания внешней или внутренней опасности.

Я думаю, что непременный двойник страха может быть обнаружен в самоуничижении и самообвинении – в превращении себя в собственного врага: лучше противостоять самому себе (присоединяясь к ожидаемой внешней оппозиции), чем встретиться с внешним врагом. Определение параноидального характера по ДСП-III уже, чем определение эннеатипа № 6, которое включает в себя три разновидности параноидального мышления в зависимости от отношения к тревоге. Фобический характер психоанализа, отраженный в ДСП-III, «избегающая личность» – это еще один навязчивый стиль, обычно диагностируемый как нарушение психики, где смешалась паранойя с навязчивыми идеями, а также «зависимая личность».

 

Структура черт характера

 

Страх, трусость и тревога

Тревогу можно сравнить с замороженным страхом или с замороженной паникой перед лицом опасности, которая личности больше не грозит (хотя в воображении она продолжает присутствовать).

Кроме тревоги я обнаружил многие другие формы, в которых в качестве психологической характеристики проявляется страх: страх перемен, страх ошибиться, страх перед неизвестным, страх отречения, страх быть подавленным и обманутым, страх не суметь общаться, страх не выжить, страх одиночества в угрожающем мире, страх быть преданным, страх любить. В эту же группу можно включить и параноидальную ревность.

Тесно связаны с этим черты характера, имеющие отношение к проявлению страха в поведении: ощущение небезопасности, колебание, нерешительность и робость (следствие страха ошибиться), состояние парализованности вследствие сомнений, скованность, неимпульсивность, избегание решений и склонность к компромиссам, излишняя осторожность и предусмотрительность, склонность непременно все проверять дважды, постоянная неуверенность, отсутствие уверенности в себе, перестраховка и неумение справиться с неожиданными обстоятельствами (для которых не существует установленной линии поведения). Можно сказать, что страх – это боязнь собственных импульсивных желаний, боязнь действовать спонтанно.

Еще одна причина, по которой возникает сковывающий личность страх, – это чувство бессилия, грызущее личность, которая боится дать волю агрессивным или сексуальным импульсам. Неспособность положиться на собственные силы, недоверие к собственной способности справиться с ситуациями, с вытекающим из этого отсутствием ощущения безопасности и необходимостью полагаться на других можно рассматривать как результат того, что индивид ощущает себя в психологическом плане «кастрированным».

 

Сверхнастороженная гипернадуманность

Гипербдительность, ищущая скрытые значения, разгадки и что-то необычное. Кроме формирования состояния хронической настороженности, готовности интерпретировать (потенциально опасную) реальность, она ведет к чрезмерной надуманности. Я позаимствовал слово Шапиро «гипернадуманность» для преувеличенной необходимости полагаться на рациональный выбор.

 

Теоретическая ориентация

Страх лишает труса ощущения уверенности, достаточной, чтобы действовать. Таким образом, трус всегда сомневается и хочет узнать все точно. Ему не только необходимо руководство, но обычно (настолько же не доверяя руководству, насколько нуждаясь в нем) он разрешает конфликт, обращаясь за помощью к какой-нибудь логической системе или к здравому смыслу. Эннеатип № 6 является не только интеллектуальным, но и самым логичным эннеатипом, склонным к здравому смыслу. Он отличается фанатичной преданностью здравому смыслу – как в научном мышлении. В поисках ответов, которые разрешили бы его проблемы, эннеатип № 6 более, чем другие, задается вопросами. Это потенциальный философ.

Он не только использует интеллект для решения проблем, он прибегает и к поиску проблем как к способу чувствовать себя в безопасности. Выискивание проблем превратилось в крайнюю паранойю: он постоянно вовлекается в неприятности, ему трудно представить себя без проблем. Пока есть надежда считать, что у него масса проблеем, и надежда суметь их разрешить, существует и опасность самому начать создавать себе проблемы. Это проявляется, например, в невозможности выйти за рамки навязываемой пациентом роли в терапевтическом процессе.

Неэффективность или проблема неспособности действовать является не только следствием чрезмерной ориентации на абстрактность, теоретичность и поиск убежища в интеллектуальной деятельности, но также следствием боязливой скрытности, непрямоты, неопределенности и «хождения вокруг да около».

 

Располагающая дружелюбность

Другую группу дескрипторов можно понять как способ справиться с тревогой. Даже если мы не согласны с фрейдистской интерпретацией дружбы как параноидального стремления держаться вместе перед лицом общего врага, нужно признать, что такая «дружба» существует.

Вместе с дескриптором «привязанность» я внес в этот кластер «искать и давать теплоту», «быть хорошим хозяином и быть гостеприимным» и слово «великодушный». Сюда же можно внести и «патологическое благочестие» вместе с «преувеличенной верностью» по отношению к личностям и делу. В эту же категорию попадают такие черты характера, как «тактичность», «мягкость», «подобострастность» и необходимость поддержки и признания в еще более неуверенных в себе трусах. С располагающим подобострастием и теплотой в эннеатипе № 6 связана потребность в общении с более сильным партнером, что дает им ощущение безопасности, хотя и, как правило, несет разочарование их склонности к соревновательности.

 

Косность

Тесно связано с выражением привязанности в трусости качество уживаемости. Однако саму черту характера «послушание», я включил в группу черт более общего характера, таких как подчинение закону, чувство ответственности за выполнение возложенных внешними авторитетами обязанностей, тенденция следовать правилам и уважать законы и установленный порядок. Можно сказать, что у них «прусский характер», из-за этого стереотипа жесткости и организации. Боязнь авторитета и боязнь ошибиться ведет к тому, что им необходимо четкое объяснение того, что хорошо, а что плохо, таким образом, они крайне нетерпимы к двусмысленностям. Вместе с вышесказанным я включил в список такие черты характера, как «контроль», «правильность», «хорошая информированность», «трудолюбие», «пунктуальность», «точность» и «ответственность».

 

Драчливость

Драчливое запугивание, посредством которого (как описывал Фрейд в связи с эдиповым комплексом) индивидуум конкурирует с отцовским авторитетом, а позже в жизни использует позицию авторитета как для того, чтобы ощущать себя в безопасности, так и для того, чтобы получить то, что ему нужно. Помимо этого я вложил в список следующие дескрипторы: «они думают, что знают, как это сделать правильно», «заставлять других подчиниться», «напыщенный», «блефующий», «сильный», «мужественный» и «помпезный». Оказалось, что такая черта, «как быть козлом отпущения» связана, скорее, с этой «сильной» разновидностью эннеатипа № 6, нежели со слабым его видом. Мы наблюдаем проявление контрафобии – стратегии, сравнимой с лаем собаки.

 

Ориентация на авторитеты и идеалы

Можно сказать, что первоначальный источник страха в эннеатипе № 6 – родительский авторитет и угроза наказания власть предержащим родителем, обычно отцом. Как и в детстве, страх приводит данный тип к мягкости, послушанию или демонстративному неповиновению авторитетам. Здесь можно упомянуть примеры «авторитарной агрессии» и «авторитарной покорности», отмеченные авторами работы «Авторитарная личность»: эннеатип № 6 проявляет агрессию по отношению к тем, кто стоит ниже, и покорность по отношению к тем, кто стоит выше по иерархии авторитетов. Они не только живут в иерархическом мире, они осознанно и ненавидят, и любят авторитеты.

Эннеатип № 6 больше других демонстрирует идеализацию авторитетов, что проявляется в идеализированном обожании героя или в ориентации на благородство вообще, что ведет к чрезмерной мифологизации жизни. Учитывая все это, подобные личности могут быть названы «идеалистами».

 

Обвинение себя и других

Механизм возникновения чувства вины у данного типа идет рука об руку с процессом оправдания через нападение и формирование внешних врагов. Можно сказать, что не только чувство тревоги, но и чувство вины ищет пути к облегчению через расположение, через умиротворение потенциальных обвинителей, через подчинение интеллектуальным авторитетам или через самоуверенный блеф, за которым личность прячет свою слабость и несовершенство. Чувство включает и акт самообвинения, превращающий личность в унижающего родителя по отношению к самому себе. Именно в этом акте самопротивопоставления, когда личность становится собственным врагом, я вижу дефект самопознания.

Эннеатип № 6 не только сам подвергает себя преследованиям и чувствует себя преследуемым, он также является подозрительным и критичным преследователем.

 

Сомнение и двойственность

Кроме позиции обвиняющего инквизитора по отношению к себе и другим, слово «сомнение» напоминает о неуверенности эннеатипа № 6 в отношении окружающих. Он одновременно принижает и выпячивает себя, как параноидные шизофреники, обуреваемые противоположными чувствами: воспринимают себя одновременно и преследуемыми, и помпезными.

Иными словами, он сомневается в себе и сомневается в своих сомнениях. Он подозрителен к другим и боится, что может ошибаться. Он разрывается между ненавистью и обольщением в самом себе, желанием доставить удовольствие и желанием пойти наперекор, подчиниться и восстать, восторгаться и унизить.

Результат этой двойной перспективы, конечно же, хроническая неуверенность в выборе направления действия и, соответственно, тревога, потребность в поддержке и руководстве и так далее. Иногда, в качестве защиты от неопределенности, он может перед всем миром занять позицию истинно верящего, абсолютно уверенного во всем.

 

Экзистенциальная динамика

Можно сказать, что страх действий ведет к оторванности от самого себя. Переживание онтической обскурации в эннеатипе № 6 проецируется в будущее и несет в себе ощущение предчувствия чего-то страшного. Это состояние было соответствующим образом описано Р.Д. Лэйнгом как страх взглянуть внутрь себя и обнаружить, что там никого нет. В этом случае нет ни игнорирования проблемы, ни стремления встретить ее лицом к лицу, но скорее желание не смотреть на нее, избегать ее. Хрупкость ощущения бытия удачно описывается выражением Лэйнга: «ощущение онтической небезопасности». Можно сказать, что утрата чувства бытия в этом типе выражается в переживании угрозы бытию, ненадежности бытия. Выражение Таитрина «слабость эго», как мне кажется, тоже соответствует параноидальным нюансам утраты бытия.

Поиск утраченного бытия осуществляется здесь через родство с «великими» и подпитыванием собственной помпезности. Это можно проиллюстрировать ситуацией с Дон Кихотом, который в своей идентификации с идеалом странствующего рыцаря, живет вымышленной жизнью, несовместимой со слишком обыденными (не помпезными) переживаниями каждодневной реальности. В других случаях это помпезность внешнего авторитета, настоящего или прошлого.

Во всех этих случаях можно сказать, что за бытие принимается авторитетность и сила, которой авторитет обладает. Можно сказать, что само чувство бытия проецируется здесь на личности, системы или идеи, наделенные «большей, чем жизнь» важностью или возвышенностью.